Эволюция, в том виде, как нам ее объясняют, это процесс, которого нет в реальности.

 Эволюция, в том виде, как нам ее объясняют это процесс, которого нет в реальности.

Вот потеха: эволюционист сначала жалуется, что невозможно вообразить, как это Бог, общепризнанно невообразимый, сотворил все из ничего, а потом пытается сделать вид, будто ему легче вообразить, как ничто само превратилось во все.
Г. К. Честертон 

    Теория эволюции давно считается общепринятой не только среди ученых, но и среди самых обычных людей, И это не удивительно, ведь учение Чарльза Дарвина изучается в курсе средней школы на уроках биологии. Причем изучается не как гипотеза, а как научное знание, как то, что есть в действительности и то, что давно уже всем известно. И учитель обязан вооружить своих учеников этим знанием, что называется раз и навсегда.

Но вместе с этим, безусловно, умозрительным  представлением об истории развития жизни на Земле в сознание человека уже с детства помещается модель устройства мира, в которой нет места для Бога, мира в котором отсутствует даже сама возможность Его присутствия в нем.  Он здесь как бы лишний. Поскольку человек в этой модели вполне способен сам все объяснить.

Но для нас важным будет именно то, как объясняющий будет это делать, какие аргументы использовать и насколько эти аргументы могут быть убедительны для критического ума.

 Сегодня вся эта аргументация оформилась в так называемую синтетическую теорию эволюции. Но, несмотря на то, что так называемая доказательная аргументация СТЭ за полторы сотни лет раздулась до неимоверности, ее убедительность сегодня выглядит еще менее качественной, чем во времена Чарльза Дарвина. Тогда науки генетики еще не существовало, палеонтологических данных было недостаточно, да и появление сложно устроенных органов, например, таких как глаз, сам Дарвин объяснить не мог. Но, тем не менее, эволюционизм стал  универсальной научной парадигмой.

                Почему это произошло?

  Дело в том, что сама идея исторического развития органического мира путем естественного отбора настолько удачно вписывалась в исторический контекст, что ее просто нельзя было не поддержать. Не смотря на то, что эта идея полностью отвергалась традиционалистами, в либеральных кругах (далеких от биологии) она была принята с неописуемым восторгом.

   Сам Карл Маркс придавал ей огромное значение и вот почему.  С появлением теории стало возможным объяснить изменения, не только в мире живой природы, но и в самом человеке как части этой природы. Судите сами. Если все многообразие таких сложно устроенных форм жизни, какие мы наблюдаем сегодня, развились из самых примитивных одноклеточных, значит, существует такое явление как прогресс. А это значит, что все живое в своей истории должно эволюционировать, т. е. развиваться и совершенствоваться. В том числе и человек и само общество, к которому он принадлежит. Но главное, эта теория указывает на механизм этого совершенствования. И это борьба за существование.

   Теперь стало возможным все объяснять, опираясь только на материальные факторы, а вовсе не на Бога, что уже само по себе было революцией. Дело было сделано и очень скоро Фридрих Ницше напишет: «Бог умер! Бог не воскреснет! И мы его убили!». Ведь если представить себе, что теория Дарвина верна и соответствует действительности, то так же легко предположить, что она вполне может оказаться универсальной. А это значит, что ее можно применить не только к биологической науке, но и к любой науке вообще, да и не только к науке, что в дальнейшем и произошло. Более того теперь появилась возможность творить новые науки или назвать наукой то, что раньше по определению не могло ей называться.

Этого не могло раньше быть потому, что наука  строго ограничена определенными законами. Это как кодекс чести, который невозможно нарушить, не рискуя быть застреленным на дуэли с истиной. Научную истину нельзя узаконить человеческой логикой. Поскольку разные люди в своих рассуждениях используют разную логику (например «женскую»). Причем она часто базируется на допущениях совсем не очевидных. Истину научную нельзя выдумать по личному произволу, и она не может считаться таковой без экспериментального доказательства объективности ее существования.

   Теорию же нельзя назвать наукой, но она может стать ее основой. Точнее наукой можно будет назвать любое умствование, если оно будет опираться на теорию, которая по договоренности будет признана научной. Эта договоренность (хоть и неочевидная)  между новой властью, философами просветителями, революционерами, финансистами и учеными была выгодна всем. Поэтому и реализовалась. Поскольку представители всех этих каст почувствовали, что они не просто стоят у истоков

новых исторических смыслов, но то, что они получают законное право конструировать эти смыслы самолично. Каждый в своей отрасли. Так определяет теорию краткий словарь философских терминов: ТЕОРИЯ – система обобщенного достоверного знания о том или ином фрагменте действительности, которая описывает, объясняет и предсказывает функционирование определенной совокупности составляющих его объектов.  Википедия добавит нам, что теория это еще и «система идей или принципов».

   Таким образом, дарвинизм (эволюционизм) стал не только системой «обобщенного достоверного знания», но еще и системой идей и принципов, которые позднее перевернут с ног на голову  сознание человека. Дело в том, что сам Дарвин предложил «систему идей и принципов», доселе  немыслимых, поскольку эта система позволила  человеку не только аргументированно «убить Бога», но и так же аргументированно поставить себя на его место. Человек при этом не становится Богом, но он получает возможность ощутить себя «как Бог». Вспомните Ветхий завет: «… и вы будете как боги, знающие добро и зло». Быт.3:5. Потому, что теперь человек может не только открывать истину, которая существует вне зависимости от него, но и творить ее сам. Теперь он сам получает право устанавливать законы и истины, творя их из самого себя, из своего произвола. Подобно тому как Бог творит мир из ничто, человек получил право творить истины и смыслы из своего ничтожества, которое теперь он может переживать как свое величие. В сущности человек поддается соблазну ощутить это фальшивое величие так, как если бы оно было подлинным, настоящим. Но в том то и дело, что всю полноту этого ощущения можно пережить, только если ты перестанешь воспринимать фальшивое как обман или имитацию, и будешь видеть в нем настоящее или, во всяком случае, то, что ни в чем ему по своей ценности не уступает. И обретение такого видения дорогого стоит, поскольку обещает человеку очень много. Но это не только обещание, но и искушение, перед которым уже нельзя было устоять.         

       Поэтому идею эволюции Ч. Дарвина сразу подхватили и стали укреплять со всех сторон сначала общественные деятели и философы, а затем и ученые – верные слуги научной истины ( или не очень верные). Так что же всех так возбудило в этой теории? И это, конечно, не гипотеза об исторической изменчивости видов, а сам механизм этой изменчивости. Ее движущими силами Дарвин провозгласил борьбу за существование и естественный отбор. Именно выживание наиболее приспособленных (читай успешных) и их естественный отбор для продолжения рода, а так же устранение из этого процесса тех, кто не успевает вписаться в постоянно меняющиеся условия среды – вот то, что елеем пролилось на душу тогдашним либералам. Это закономерно, поскольку один из отцов либерального мировоззрения Томас Гоббс (1588 – 1679) в своем труде «Левиафан» еще за триста лет до Дарвина выдвинул тезис – «человек человеку волк» (Homo homini lupus est (хомо хомини люпус эст)).


Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского
Leviathan or The Matter, Forme and Power of a Common Wealth Ecclesiasticall and Civil
1 11
Титульный лист 1651 г.

   По  Гоббсу государство должно стоять выше церкви и ни как от нее не зависеть, над ним никого нет, оно как чудовище (Левиафан) должно устрашать и воспитывать людей и этим удерживать их от взаимного истребления. Тогда Гоббс впервые предложил модель светского государства, но он покусился на первенство Бога в жизни человека, поэтому его труд долгое время был запрещен. Чтобы выжить и стать успешным, человек, подобно волку, должен урвать от ближнего, если у него хватит сил. В противном случае отнимут у тебя самого, и ты рискуешь умереть с голода.

   Такая конкуренция в человеческом обществе отцами либерализма считалась естественной и нуждалась только в научном обосновании. Эта логика неизбежно приводила к рассуждению о том, что существуют цивилизации более успешные и продвинутые и цивилизации отсталые, проигрывающие в конкурентной борьбе. Сам Чарльз Дарвин в книге «Происхождение человека» написал: «В недалёком будущем, возможно, уже через несколько сотен лет, цивилизованные расы целиком вытеснят или уничтожат все варварские расы в мире».

   Развитие этой идеи привело к представлению о том, что  эволюционируют и познавательные способности человека, то есть разум.  И  дарвинист Э. Геккель напишет: "Разум является большей частью достоянием лишь высших человеческих рас, а у низших - весьма несовершенен или вовсе не развит. Эти первобытные племена, например, ведда или австралийские негры в психологическом отношении стоят ближе к млекопитающим (обезьянам, собакам), чем к высоко цивилизованному европейцу" (Э. Геккель. Чудеса жизни. СПб., 1908. С. 175).

   А  выдающийся американский этнограф и социолог Льюис Генри Морган доказывал: «отсталость дикаря в умственном и нравственном отношении, неразвитого, неопытного, порабощенного своими низшими животными инстинктами» (Л. Морган. Первобытное общество. Л., 1935. С. 27). Так ученые биологи, этнографы, социологи и философы( безусловно считающие себя нравственными маяками для всего человечества) теоретически обосновывали идею превосходства того, что мы сегодня называем западной цивилизацией.

   Поэтому не удивительно, что в Европе и США вплоть до 30-х годов широко распространились и были очень популярны человеческие зоопарки, где людей содержали вместе с животными. Содержать людей в клетках или за колючей проволокой как животных было одновременно и хорошим заработком для устроителя таких экспозиций и элементом просвещения «цивилизованных» простолюдинов. А вот как,  пользу вмешательства человека в процесс естественного отбора описывали американские ученые  Брэнфорд и Блюм: «Естественный отбор, если не чинить ему препятствий, завершил бы процесс вымирания. Считалось, что если бы не институт рабства, поддерживавший и оберегавший чернокожих, им пришлось бы конкурировать с белыми в борьбе за выживание. Большая приспособленность белых в этом состязании была несомненной. Исчезновение чернокожих как расы стало бы лишь вопросом времени». Иными словами все чернокожие должны испытывать чувство глубокой благодарности к белому человеку за то, что он даровал им рабство как спасение или манну небесную.

1 2

    Уместно вспомнить трагическую судьбу североамериканских индейцев, а также то, как  проект «наступления цивилизации» реализовывался в колониях. Идеи социального дарвинизма на практике воплотил Гитлер. И не смотря на то, что фашизм и национал-социализм был официально осужден,  расистское мировоззрение в элитах «цивилизованного мира» по своей сути мало изменилось и продолжает доминировать и диктовать остальному миру свои условия. Внешне все выглядит благопристойно и цивилизованно и будто бы научно обоснованно, но, в сущности, является проявлением абсолютной мерзости. Той самой мерзости, которая сегодня должна стать и законом и нормой и моралью для каждого кто называет себя цивилизованным человеком.

  Сегодня для науки и общества эволюционизм считается базовой теорией,  которой вдохновляются практически все недавно возникшие отрасли современной науки. Отрицание эволюционизма считается неприемлемым и тут же подвергается критике и осмеянию. И, тем не менее, эта теория должна быть не только обоснована, но и доказана. И здесь возникают большие проблемы. Вопросы, связанные с обоснованием и доказательством возникли сразу с появлением на свет эволюционного учения и они тут же зависли в воздухе, поскольку в основном лежали в плоскости надежд на то, что железные доказательства ТЭ обязательно появятся в будущем.

Проблемы с доказательством.

В этом будущем общество обязательно станет более развитым и совершенным, а значит, оно обязательно найдет выход в решении этих проблем. Но выясняется, что это будущее, в котором станет возможным решить эти проблемы и убедительно ответить на трудные вопросы в рамках теории эволюции наступить не может в принципе.  Конечно, если в этом условном будущем,  эти ответы будут опираться на то, что есть в реальности, а не на то, что нами лишь воображается или желается. И наоборот, если в этом будущем само предположение, как некая игра воображения станет достаточным основанием не только для объяснения того, что уже есть в реальности, но и того как эта реальность стала возможной, то такое будущее может наступить, и видимо уже наступило.

Но ведь есть же и законы. А законами пренебрегать нельзя. Причем законами не только юридическими, то есть  выдуманными людьми, но и законами физики. И теми и другими  пренебрегать  опасно. И если человеку снится, что он летает, то это вовсе  не значит, что проснувшись, он может выйти на балкон и, взмахнув руками взлететь как голубь.

  В частности это касается второго закона термодинамики, который еще известен как «закон энтропии». Альберт Эйнштейн говорил, что это «первый закон всех наук». Согласно этому закону все системы во вселенной, существующие сами по себе со временем могут только хаотизироваться и разрушаться, а не усложняться и совершенствоваться. Поэтому эволюция, в том виде, в котором ее понимают и представляют нам дарвинисты, а именно, как самопроизвольный процесс возрастания упорядоченности и усложнения жизненных форм в своем историческом развитии,  может происходить только в их воображении.

         Несократимая система.

Так же невозможна и случайная самосборка первой молекулы-программы – РНК или ДНК. Вероятность этого события равна нулю. Также равна нулю и вероятность случайного возникновения механизма синтезирующего АТФ. Он является сложнейшей несократимой системой, то есть той, в которую ничего нельзя добавить, и из которой ничего нельзя изъять. Заменить или изменить в этой системе также ничего нельзя. Поскольку тогда этот механизм просто не будет работать.

  То же касается и механизма, вращающего жгутик бактерии, который обеспечивает ей движение. Этот механизм тоже несократимая система. В рамках эволюционной теории объяснить возникновение такого механизма можно либо 1) путем постепенного его усложнения в эволюционном процессе, что невозможно в принципе, либо 2) этот механизм, пусть и с небольшой долей вероятности, собрался сам собой, случайно, сразу и целиком, как самодостаточная целостность.

Так какова же эта «небольшая доля вероятности» и с чем ее можно сравнить? Поскольку этот механизм очень похож на электродвигатель, то можете вообразить себе вероятность его самопроизвольной случайной сборки. Вы должны представить себе, что где-то случайно собрался ротор, где-то статор, где-то еще что то. Затем все это было кем-то или чем-то, как-то, на чем-то доставлено к месту сборки. Причем вся эта логистика также должна возникнуть мгновенно и одновременно со всем остальным. А потом все «само собой» собралось в совершенный двигатель, который в неизменности работает с момента возникновения данного вида бактерий. Допущение существования такой вероятности как того на что можно опереться в своей аргументации выглядит по меньшей мере странно. 

Что касается эволюции глаза, то сначала, как объясняют дарвинисты, появились организмы, у которых возникло светочувствительное пятно, и только потом, постепенно эта структура эволюционировала и превратилась в полноценный глаз. Но даже светочувствительное пятно это тоже цельная несократимая система, которая должна быть неразрывно связана с центром анализа того, что эта система различила – свет или тьму. Иначе она бесполезна.

Фактических или экспериментальных доказательств таким объяснениям эволюции тоже нет. Переходных форм или недостающих звеньев так и не нашли, хотя, по идее, количество таких находок должно зашкаливать. Нашли, правда, отпечаток древней кистиперой рыбы, назвали ее целакант. Обрадовались, ведь предсказания сбываются. Но позже подобную рыбу поймали живой и здоровой и назвали ее латимерией. Триумфа не получилось.

За полтора века накопилось огромное количество ископаемых остатков, отпечатков и окаменелостей, но беда в том, что переходными формами они не являются. Вместо доказательств нам предъявляются лишь описания, толкования или рассказы о том, что все раскопанное это иллюстрации этапов эволюции. И это все.  Еще одно укоренившееся в науке заблуждение это то, что мутации являются основой эволюции, об этом говорится в The World Book Encyclopedia (всемирной энциклопедии).  

 Считается, что мутации, возникающие в генах и хромосомах половых клеток, являются материальными носителями изменчивости. Эти мутации передаются от родителей потомству и, накапливаясь способны оказывать влияние на морфологическое и функциональное качество потомков.

 Однако благодаря этим процессам могут возникать только новые популяции, но не виды. В частности это происходит, когда группа особей оказывается изолированной (по разным причинам) от  исходной популяции своего вида. Но сам факт появления новой популяции (также как и появление новой породы собак)  не может свидетельствовать о том, что точно так же могут появиться новый вид, род или класс.

Популяция не есть что-то принципиально новое, это лишь вариация того, что уже было изначально.  Мутация может дать материал для изменчивости, но что-то кардинально новое и жизнеспособное она произвести не может. Мутация, в первую очередь, это сбой в работе, поломка и, как правило, ее внешнее (фенотипическое) проявление приводит только к понижению жизнеспособности организма, но никогда к его повышению. В лучшем случае мутация может повлиять только на вариацию уже имеющегося признака, а не на его революционную трансформацию. Внешнее проявление таких вариаций это отклик генотипа на вызовы среды, который способствует стабилизации вида, а не его превращение в вид иной. Нужно понимать, что генетический код это программа, которая призвана стабилизировать и воспроизводить ту форму жизни, которая уже есть, а не превращать ее в нечто иное. В этом весь смысл существования генетического кода.

     Признаком эволюции также называют якобы приобретаемую устойчивость бактерий к антибиотикам. Однако, мы можем предположить, что эти более устойчивые бактерии, это не какой-то новый вид, а все тот же. И дело здесь вовсе не в мутации, а в особенностях самого механизма иммунитета, который может при особых, экстремальных условиях переходить на усиленный режим работы.  И если популяция или ее часть успевает перейти в этот режим до того как погибнуть, то она выживает и занимает освободившуюся нишу, оставленную погибшими.  А, если не успевает, то гибнет. И мы вполне можем предположить, что этот механизм был предусмотрен изначально, уже в самом проекте, в самой идее этого вида, как фактор его выживаемости.

Если мы принимаем за данность то, что биологические структуры по типу несократимых систем  не могут возникнуть случайно и самопроизвольно, то это означает, что этому возникновению должен предшествовать смысл этого механизма (его предназначение), а также его проект и план реализации этого проекта.  Также должно быть то, где вся эта информация сконцентрирована во всей своей полноте и целостности, и еще причина, побуждающая этот проект воплощаться в жизнь.

Но если кто-то из ученых признает правомерность существования такой гипотезы, он сразу как бы перестает быть материалистом и эволюционистом и зачисляется в лагерь креационистов. А это уже как приговор для ученого. Поэтому  Френсис Крик (один из первооткрывателей структуры ДНК) в последней главе своей книги «Безумный поиск» пишет с предостережением: «Биологи должны всегда помнить, что все, что они видят, было не спроектировано, а развилось само». Им употребляется только слово evolved (развилось), но совершенно ясно, что существование проекта предшествующего эволюционному развитию им изначально отвергается. Но вопрос о том, как возникла несократимая система, которая потом должна эволюционировать, остается открытым. 

  Эволюционизм это еще и парадигма мышления. Это специфический способ восприятия или видения реальности. Ее невозможно выстроить, опираясь на фундамент базовых законов науки. Поэтому правомерность своей теории эволюционисты обосновывают способом притягивания за уши, в качестве доказательств результаты исследований точных наук. Но это есть чистый подлог или мошенничество, попытка выдать желаемое за действительное. Причем сами интерпретаторы результатов этих исследований вовсе не чувствуют себя жуликами, они искренне убеждены в своей правоте и свято верят в то, что поступают правильно. И убедить их или  доказать им абсурдность своих трактовок и интерпретаций практически невозможно.

И все потому, что эволюционизм это не наука и даже не псевдонаука – это религия, в самом центре которой стоит уже не Бог, не научная истина, а ИНДИВИД и произвол его воли. Эволюционист это человек верующий. Он верит в то, что эволюция это процесс саморазвития всего живого и точка. Он верит в это так же, как человек традиционный может верить в существование Бога как  Творца всего сущего. Он будет вам врать и одновременно искренне верить, что говорит правду. Поскольку, правда для него – это одновременно и его личное мнение, и его убежденность в своей правоте. Приведу конкретный пример такого вранья.

 Сказ том, как рак стал мухой.

    В феврале 2015 года телеканал "Россия К" представил документальный фильм «Игры разума с Татьяной Черниговской». Так вот во второй серии этого фильма на 20-й минуте Татьяна Черниговская говорит следующее: «… недавно была работа выполнена, где были показаны возможности мутаций, которые превращают один вид в другой. Лаборатория калифорнийская она умудрилась детально воспроизвести две очень маленькие мутации, которые происходили 400 млн. лет назад. Такой маленький РАЧОК АРТЕМИЯ …, С ПОМОЩЬЮ ТАКИХ МИКРОМУТАЦИЙ  ОН ПРЕВРАТИЛСЯ В МУШКУ … ДРОЗОФИЛУ. Т.е из многочисленных ножек этого рачка осталось только три и хвост, который у него был, с помощью которого он плавал, тоже исчез и получился другой биологический вид».

   Это говорит наш ученый в области разных наук, в том числе доктор биологических наук, имеющий почетное звание «Заслуженный деятель науки РФ».  Работа, на которую ссылается автор этого высказывания, называется «Мутация белка Нох и макроэволюция строения тела насекомых» (2004).

    Эта работа небольшая и ее легко найти в интернете и ознакомиться с ее содержанием, тем более, что она переведена на русский язык. Но можете мне поверить, если вы не узкий специалист, вы в этом тексте не поймете ни одного слова. Но примечательны выводы авторов в самом конце работы. Суть их в двух последних, (укороченных мной) предложениях финального абзаца. Цитирую «…МУТИРОВАНИЕ этих остатков МОГЛО ДАТЬ доминантные фенотипы…» и еще: «последующее удаление серино-треониновых остатков МОГЛО количественно УСИЛИТЬ репрессорную функцию и морфологию, ДОПУСКАЯ жизнеспособные микроэволюционные шаги в направлении к «подающим надежды монстрам» с макроэволюционными изменениями тела». Все, конец работы.

   Ощущаете разницу подлинного текста и его интерпретации? Думается, что сам подлинный текст этой научной работы для нашего заслуженного деятеля наук не является существенным. Для нее куда более важным и значимым является оставаться в рамках доминирующей парадигмы.  Тогда возможно и признание твоих заслуг мировой научной элитой. Если это признание есть, то жизнь удалась, и ты сам можешь стать частью этой элиты, а если его нет, то ты неудачник или просто чудак.  К этому высшему обществу ученых могут принадлежать только те, кто искренне предан идее эволюционизма. Но если ученый будет заниматься тем, что он по идее и должен делать, а именно действительно открывать что-то новое и  разоблачать фальсификации в науке, даже если это будет противоречить мнению элит, то путь в это общество ему заказан.

   И таких примеров пруд пруди. Подлинный текст мало кому понятен. Его и читать никто не будет. А вот песня, спетая Татьяной Черниговской проста и понятна. Рак стал мухой и все тут. И как ей не поверить она же заслуженный деятель науки РФ. И какая разница, что рак и муха это не просто разные виды, это разные подтипы.

    Вас могут одурачить очень просто, так, что вы этого даже не заметите. Более того, вы можете остаться обманутым навсегда и пребывать в неведении о том, какова реальность в действительности до конца своих дней.

Мы забываем, что само слово ЭВОЛЮЦИЯ происходит от латинского- evolutio – «развертывание». И думается, что вполне логично было бы предположить, что этот «БОЛЬШОЙ ПРОЕКТ» изначально существовал в небытии, в каком-то свернутом, не явленом виде. И лишь потом стал развертываться как ковер или конверт, являя миру то, что было в нем сокрыто. А вот, как и почему это происходило одному БОГУ известно.

Помощь автору

 

Комментарии   

mtxsmoof
0 #76 mtxsmoof 10.10.2018 12:50
best price viagra online viagra online viagra cheap viagra online canadian pharmacy
Цитировать | Сообщить модератору
Endose
0 #75 Endose 08.10.2018 00:25
Laupt
cialisnrx.com
Laupt
cialisnrx.com
Цитировать | Сообщить модератору
Dactaks
0 #74 Dactaks 07.10.2018 23:51
buy brand cialis from supplier
buy cialis online
how to buy cialis online
cialis online
Цитировать | Сообщить модератору
Irramub
0 #73 Irramub 07.10.2018 22:36
help with speeches
essay typer
take my college class for me
expository essay
Цитировать | Сообщить модератору
gexenda
0 #72 gexenda 07.10.2018 22:31
Laupt
cialisnrx.com
Laupt
cialisnrx.com
Цитировать | Сообщить модератору
Laulse
0 #71 Laulse 07.10.2018 18:40
writing assignments for high school students
write my essay
buy lab report
write my essay for me
Цитировать | Сообщить модератору
Manuelabone
0 #70 Manuelabone 07.10.2018 06:34
they don't know about us
clear history
wwwgoogle
gambling commission
section
Цитировать | Сообщить модератору
Ralphrah
0 #69 Ralphrah 07.10.2018 06:34
ako army knowledge online
us.army.mil
nra history
history of hang gliders
etymology of history
Цитировать | Сообщить модератору
Flubteve
0 #68 Flubteve 06.10.2018 03:51
cialislfrx.com
Цитировать | Сообщить модератору
BOMYSUSY
0 #67 BOMYSUSY 06.10.2018 03:45
cialislfrx.com
Цитировать | Сообщить модератору

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить