Метаморфоза морали и нравственности и ее последствия на Украине. Часть 1. Изменить мораль - значит изменить закон.


Изменить Мораль - значит изменить Закон.

"Существует только одна нравственность -это правда, тольнко одна безнравственность - ложь."

Эрнст Фейхтерслебен.

v1

 Если мораль это совокупность представлений человека о том, что такое добро и зло и о том, как ему должно себя вести в обществе, чтобы быть его приемлемым членом, то возникает вопрос – может ли мораль, как некий негласный закон или кодекс умереть?  Возможно ли существование человеческого общества, в котором этого закона уже не будет, того закона, который удерживал в этом обществе людей во взаимном понимании и доверии? 

Строго говоря, история человека это история человеческой культуры. Культура начинается с человека, но и человека нельзя мыслить вне культуры, он тоже с нее начинается. Так же невозможно помыслить себе культуру, пусть даже самую архаичную, в которой не было бы общего взгляда на то, какими отношения между людьми должны быть.

В реальной жизни эти отношения далеко не идеальны, но эталон этого идеала, как то к чему нужно стремиться, быть должен. Без него человеческий социум и культура не существуют. Этот эталон проявляется в моральном законе, который также необходим для человека, как закон всемирного тяготения необходим для существования мира.

Мораль не может умереть так, что бы на ее месте образовалась пустота. Свято место пусто не бывает.  Умирая, одна мораль уступает место другой, той, которая теперь будет неписаным законом, но уже в другой культуре и с другим представлением об идеале. Сегодня мы как раз это и наблюдаем. Например, то, как культура, побеждающего постмодерна, добивает культуру традиционную, а вместе с ней и ее мораль, но ее место занимает не новая мораль, а скорее особое представление о ней. В этом представлении мораль это не есть закон, которого нужно строго  придерживаться, чтобы быть достойным членом общества. Скорее наоборот, это то, что по обстоятельствам может легко меняться, вроде того как меняется погода взависимости от ветра.

Важным является и вопрос о роли морали в жизни государства. Ведь основой любого государственного устройства, как нас всегда уверяли, должны быть моральные нормы общества. Но общество в пределах госграниц неоднородно и часто разделено на множество социальных групп, и внутри каждой из этих групп есть свое понимание того какими эти нормы должны быть.

   Мораль это такой свод норм и правил поведения, который не только  общепринят в данной культуре или социальной группе, но и всегда предполагает наличие внешнего наблюдателя. Таким оценивающим судьей, который строго следит (в рамках своего социума) за качеством исполнения этих норм и правил,  может быть и общественное мнение, и церковь, и воровской сходняк. И пренебрегать этими правилами опасно, рискуешь быть осужденным и наказанным, например изгнанием из своего социума.

   Но нужно понимать, что в комплексе этих правил есть и такие, которые существуют в истории человека с момента его возникновения и считаются фундаментальными. Неизменное следование им является гарантией того, что человек останется именно человеком, и не превратится в нечто иное. В их основе лежит ограничение свободы спонтанного проявления его скотских или звериных инстинктов, которое человек налагает на себя совершенно осознано и добровольно. И все потому, что он понимает, что без этого самоограничения его полноценное человеческое бытие осуществиться не может и это единственный для него способ оставаться человеком. Поэтому такое самоограничение и формализуется им в виде четко определенных  норм. 

 К  первым из этих норм можно относить запрет на инцест, а также убийство, воровство, обман и предательство среди своих. Эти нормы и правила есть основа любого социума, поэтому они обретают силу закона и их нарушение считается преступлением именно потому, что человек совершает эти деяния, руководствуясь либо корыстным мотивом, либо в порыве спонтанной агрессии.

Так или иначе, он выпячивает свое эго и ставит его на первое место, пренебрегая законами (моральными или юридическими) своего социума. И если это явление станет повальным, то данный социум просто рассыплется, так как из него будет вымыт цемент Закона и представление о нем как о непререкаемой ценности. И поскольку человечество существует в форме разных социумов, то такое вымывание самих основ морали неизбежно приведет его к разобщению и атомизации.

   Мораль, в самом широком смысле, призвана ориентировать и подтягивать человека к идеалу, который от него хоть и отстранен, но не является ему чуждым.  Даже самый отъявленный эгоист чувствует, что освободиться от этого внешнего закона и сказать «теперь я сам себе закон» он не может и не должен, потому, что понимает, что его просто порвут люди такие же, как он сам, с таким же принципом индивидуальной морали, как и у него.

                 Воли не надо.

В русском языке у слова свобода есть синоним - воля (вольница). Герой «Тихого Дона» Григорий Мелехов говорит председателю хуторского совета: «А что твоя власть казаку даёт? Волю? Воли не надо, а то зачнём средь бела дня друг дружку резать, у церкви». Он знал что говорил. И вот сегодня мы можем наблюдать это не только у церкви, но и в церкви. И в частности это может быть результатом освобождения от фундаментальных основ традиционной морали, как закона общего для всех, и замещение их  фундаментом эгоизма и прагматизма, на котором теперь каждый сам волен выстраивать для себя нормы и правила поведения. Поскольку этот «каждый» как свободный человек теперь имеет на это право. В этом суть того, что сегодня мы называем «права человека», а также суть новой будто бы морали, которая рекламируется как одна из главных ценностей и достижений цивилизованного мира. Но мы понимаем, что все, что рекламируется, навязывается и насаждается, как бы из благих побуждений, ценностью быть не может по определению. И, тем не менее, все больше молодых людей склонны принимать эту фальшивку – «права человека» за подлинную ценность и чуть ли не молятся на нее.

   Откуда же взялось такое трепетное отношение к этому поистине революционному представлению, очень популярному у продвинутой молодежи, о том, что мораль должна стать законом не общим, надличностным, а индивидуальным? Является ли переход к такому пониманию исторической неизбежностью для человека, ставшего на путь прогресса? И вообще правомерно ли переносить само понятие прогресса на человека как такового? Может быть, этот прогрессировавший человек на самом деле окажется и не человеком вовсе, а какой - то мерзостью отвратной?

А может быть это придумка, сконструированная умами философов подобно тому, как конструируется вирус в генной лаборатории для того, чтобы потом как оружие испытать его действие на людях? Чтобы потом, удовлетворенно вздохнув гордо сказать: «Мы сделали это. Идея работает».

       Идея как чума.

Да, идея может подобно чуме поражать не только отдельных людей, но и целые общества и страны.  Здесь уместно вспомнить то, как Зигмунд Фрейд, стоя на палубе судна, прибывшего из Европы в нью-йоркскую гавань, сказал своему другу Карлу Юнгу: «Мы везем им чуму, а они и не знают».

Настаиваю на том, что это всё-таки искусная придумка, которая как чумная палочка должна зацепить человека за то, что ему ближе всего – и это его ЭГО.

            Как заражают либеральной идеей.

 Человека нужно всего лишь убедить в том, что он не тварь дрожащая, а целый кладезь нераскрытых талантов и возможностей, закованных в цепи традиционных предрассудков. И если это так, то освободить их можно только разорвав эти цепи. Да, скажите вы, но ведь они то и есть основы, как культуры, так и морали. И если христианская мораль, для либералов является не законом, а  всего лишь набором предрассудков, выдуманных, как они утверждают, чтобы людьми было проще манипулировать, то от них надо избавиться. А  человек, если он хочет стать успешным, должен вооружиться новыми моральными принципами, такими, которые ему в этом помогут.       

Но тогда мораль превращается в условность или фигуру речи, под которой каждый может подразумевать все, что ему вздумается. А от самого человека требуется только одно, а именно чтобы он не нарушал законы юридические, платил налоги и не мешал самовыражаться другому.  В остальном пусть живет так, как  хочет. Что касается отношений между людьми, то они должны регулироваться договорами и контрактами. Исполняешь договор – молодец. Нарушаешь – за ухо и в суд. И суд решит, что с тобой делать. Такие понятия как верность, долг, честь, самоотверженность также нужно признать пережитками религиозного сознания, потому как подразумевают служение кому то, а не себе самому. Когда либерал говорит о ценности человеческой жизни, он в первую очередь имеет в виду жизнь не чью то, а свою собственную. Чужая жизнь для него это всего лишь средство для достижения личных целей. А все разговоры о «ценности человеческой жизни» это всего лишь циничная и лицемерная ложь.

   В традиционном обществе мораль существует как Богом данный Закон. И, чтобы Закон исполнялся, Бог поселяет в человеческую душу частицу от себя, чтобы она жила в человеке, направляла его и присматривала за  тем, чтобы он жил по человечески, по правде, по Его правде. Жить по этому Закону, служить ему  предполагает ощущение своей связанности с Высшим идеалом, а также понятное стремление ему соответствовать и ровняться на Него. Кстати сам термин – религия  (лат. religare — связывать, соединять) как раз и означает связь человека с Первоначалом всего существующего.

Это дает человеку уверенность в правильности выбранного пути и лад в душе. И еще это наполняет его жизнь смыслом, причем смыслом высоким, духовным, а не низменным – материальным и корыстным.  Что, в свою очередь, накладывает на человека  большой груз ответственности перед этим Высшим законом.

         Нет закона,  нет и греха.

Но если ты не принимаешь для себя моральный закон именно как Закон, то и никакой ответственности за его неисполнение ты не несешь. И нарушить ты его не можешь. Нельзя нарушить то, что для тебя не существует. И еще, если нет закона, то нет и греха. Тем не менее, быть вообще вне морали человек не может. И поскольку он сам есть существо социальное, то все равно будет встроен в кастовый, классовый или любой другой социум с его законами, правилами и принципами, и этот социум будет его удерживать, отесывать и если он будет его соблюдать, то и  обеспечивать ему сохранность.

    Поэтому люди, в основном, всегда признавали логику и справедливость требований надличностного морального закона. Но помимо этого внешнего предписания существует и собственное, особое представление человека о том, что и как должно быть. Это представление формируется из его врожденного ощущения своей сопричастности внешнему миру, с одной стороны. А с другой стороны, из внутреннего ощущения того, что в этом мире, что то не так, и мир, в котором он живет, не очень - то ему и рад, и поэтому видится ему несовершенным и несправедливым, и в первую очередь к нему самому. Отсюда и диссонанс между его личным ощущением должного и тем, что есть в действительности.

И как ответная реакция на эту дисгармонию будет выстраивание человеком своих собственных норм и соответствующих им стандартов поведения. Но есть еще и то, что называется натура человека, его природа, то есть то, что определяет его характер, темперамент или нрав, в соответствии с которым он поступает в реальной жизни и изменяет ему крайне неохотно, как бы ломая себя самого, свое естество, причем исключительно под давлением внешних обстоятельств. Человек, конечно, может усмирить естественное буйство своего нрава и доводами рассудка и собственной волей. Но вопрос в том, во имя чего он будет это делать и на что именно, в конце концов, эта воля будет направлена.

   О нравственности.

 «Приходит время, когда люди будут безумствовать, и если увидят кого не безумствующим, восстанут на него и будут говорить: «Ты безумствуешь», - потому что он не подобен им».

 

 

v2        ,     

Преподобный Антоний Великий.

Но для того, чтобы эти нормы и стандарты стали для человека законом, в нем самом должно быть живое присутствие некого наблюдателя, который бы не только следил за исполнением закона, но и накладывал бы ответственность за его неисполнение. И она будет проявляться в тяжелом внутреннем состоянии самого человека, который совершил поступок наперекор этому наблюдателю - своей совести.  Иными словами сама совесть должна стать для человека и судьей и повелителем. Тогда человек будет жить по совести, и мы назовем его нравственным.

   Человек будущего.

Но дело в том, что этот нравственный человек совершенно не соответствует представлению о человеке, который должен быть в обществе будущего. И, чтобы добиться этого соответствия его нужно «перелепить» или переучить. И тогда все будет в порядке. Но дело это не простое и требует времени, научной базы, особых условий, которые предстоит создать и технологий. Работа в этом направлении ведется уже давно, и ее методы и плоды мы можем наблюдать, в частности на Украине.

Однако человек есть существо своенравное, хотя нрав как таковой ничего не говорит нам о нем как о нравственном или безнравственном. Поэтому даже если нам кто - то нравится,  до поры мы не можем точно знать, можно ли ему довериться и не обменяет ли он нашу в него веру на нечто более материальное.

Но в том то и дело, что в человеке помимо его Эго, занятого в основном заботой о материальном благополучии и комфорте, есть и второе Я, которое без преувеличения можно назвать духовным и это – его совесть.  Она нерациональна и абсолютно безразлична к любым доводам рассудка. И у нее одна забота – чтобы человек был честен сам перед собой и жил в согласии со своей совестью, то есть со своим подлинным Я, с собой настоящим. И не изменял ему никогда и не поддавался на соблазны.

Но тут возникает коллизия. С одной стороны свободный от предрассудков индивидуалист стремится избавиться от излишних (как ему кажется) сомнений и переживаний. Они вносят в душу разлад и дискомфорт. С другой стороны он чувствует, что если признать совесть как нравственный закон, которому необходимо подчиниться, то это неизбежно приведет к столкновению принципа «если это выгодно значит это правильно» с принципом исполнения должного по совести. И как тут быть?

Видимо, он должен просто проигнорировать  принцип исполнения должного по закону совести как мешающий предрассудок. Но логичнее было бы ему объяснить, что само понятие совесть трактуется им неверно и уже давно нуждается в переосмыслении, а именно в изменении представления о том, что это такое.

  Психотерапевты нас вылечат.

Но тогда придется изменить свои представления о смысле и других базовых понятий связанных с пониманием того, что есть добро и зло. Что для человека является благом, а что бедствием. Тогда сам конфликт этих принципов, возможно, удастся избежать.

Но, если человека эта проблема продолжает тревожить, то он должен обратиться к ученому психотерапевту. И тот ему объяснит, что все его сомнения и переживания напрасны, что на самом деле никакого противоречия между материальным интересом и его принципами нет и не должно быть.

Что у него неверные и устаревшие представления о совести, и  правильная совесть это та, которая будет помогать человеку на пути к процветанию и успеху, а не та, которая  грызет, мучает и делает его своим рабом. И если человек  этого не понимает и мучается, то он болен, и ему надо лечиться. И  за отдельную плату его вылечат. Как говорится, было бы желание.

  Способность расслышать голос совести.

Вот только желание «лечиться» может возникнуть далеко не у всех. И наверное это зависит не только от того сколько этой «неправильной совести» отмеряно или дано человеку от рождения. Но так же и от того насколько сам человек будет способен услышать ее голос, понять смысл обращенного к нему Слова.  Это как с музыкальным слухом. Кто то рождается без него, кто то с ним. А у кого - то этот слух абсолютный и его обладатель способен творить музыку, которая будет приводить в восторг и трепет даже тех, у кого этот музыкальный дар очень скромен.

Способность внимать сокровенному, расслышать голос собственной совести у людей разная. Кому то она дана в большей мере, кому то в меньшей, а кому то вообще не дана. Тот, в ком совесть молчит, ни в каком «особом слухе» и тем более в его настройке не нуждается. Но обычный человек, в котором она не молчит, часто бывает слишком озабочен тем, чтобы удержаться в своем наличном настоящем, чтобы быть «как все». И в силу этой озабоченности не слишком склонен прислушиваться к ее голосу.

  Быть как все.

Он оказывается вовлеченным в водоворот обыденной повседневности. В которой фразы типа «люди говорят» или «об этом все знают» определяют его погруженность в это обезличенное и анонимное «как все». Это означает не как «я сам», а как другие – «я как все». Если все говорят, что это модно или прогрессивно – значит это модно и прогрессивно, и пошел переодеваться.

Но человек при этом теряет  свою самость и становится отчужденным от  себя подлинного и лишенным возможности делать свой личный нравственный выбор.  И только совесть вместе со способностью  расслышать ее голос способна вырвать человека из его потерянности в чьем - то говорении и вернуть его самому себе.

 Но здесь нужно еще не только его желание, но и его воля к этому возвращению и немалая.  И такого волевого и самобытного человека, уже очень трудно загнать в какой либо, приготовленный для него, поведенческий стандарт и манипулировать им тоже трудно.

  Переформат сознания.

Однако, учитывая эту особенность сознания рядового обывателя, создать условия для его переформатирования в ту сторону, которую требуется архитекторам новых отношений между людьми, будет очень просто. Для этого нужно максимально заполнить информационное пространство соответствующими  достижению цели темами для разговоров и обсуждений.  Нужно беспрестанно повторять, что новое понимание того или иного предмета, не просто новое, а единственно правильное и справедливое, что все цивилизованные, успешные так считают уже давно. И ученые нобелевские лауреаты так тоже считают, и все они желают нам добра и хотят только того, чтобы мы неразумные, наконец, вняли голосу разума во имя нашего же блага. А те, кто не может или не хочет этого понять тот либо умственно неполноценен, либо враг.

Очень важным инструментом в деле навязывания человеку новых ценностей и образа мышления является телереклама.  Авторы рекламы стараются впарить людям малополезные и даже вредные для здоровья товары, как нечто для них очень ценное и необходимое.

Но точно также, параллельно людям проталкивают в мозг и идеи в форме слоганов в роде: «Вы этого достойны», «Полюбите себя» и т.п.  Более того вас подгоняют сделать свой выбор в «правильную» сторону как можно быстрее, и еще прислушаться к своему внутреннему голосу, который вас не обманет. Но то, что этот «внутренний голос» исходит из телевизора, почему-то никого не смущает. И этот фокус проходит.

 Присутствие врага в этой конструкции тоже очень важно, поскольку не только предполагает разделение на своих, то есть правильных, разумных и прогрессивных и чужих – отсталых, неразумных и опасных, но и помогает человеку определиться, с кем он предпочитает быть.

И этот выбор как бы уже и очевиден. Быть врагом не хочется, лучше быть другом и жить в обществе открытом для друзей. И если ты друг, то и мыслить и говорить ты должен как друзья, «как все» друзья.

И совсем не случайно книга Карла Поппера «Открытое общество и его враги», называется именно так. Эта книга стала священным писанием для современных либералов и главная ее идея в том, что человек, а точнее индивид в таком обществе совершенно свободен от любой морали. Он озабочен лишь личной выгодой, которая должна стать итогом заключенных им договоренностей или консенсусов.

                                                                                                  

3v

Карл Поппер (1902 - 1994)

Книга была написана еще в 1945 году, но ее идеи звучат свежо и очень по современному. Вот лишь одна цитата (стр. 93): «Свойства „абстрактного общества“ можно объяснить при помощи одной гиперболы. Мы можем вообразить общество, в котором люди практически никогда не встречаются лицом к лицу. В таком обществе все дела совершаются индивидуумами в полной изоляции, и эти индивидуумы связываются друг с другом при помощи писем или телеграмм и разъезжают в закрытых автомобилях. (Искусственное осеменение позволило бы даже размножаться без личных контактов.) Такое выдуманное общество можно назвать „полностью абстрактным или безличным обществом“».

Как видно из текста это даже не общество, а скорее, какая то на него пародия, и общего у людей его составляющих только то, что принадлежать какому-то конкретному обществу они не могут и уже не хотят. А своими врагами эти теоретики называют общества закрытые. В таком закрытом  обществе человек, прежде всего, должен сохранять верность Слову, том числе и слову, которое он дает другому человеку. Именно в этом его честь.  И поэтому такой человек чести, обезличенному открытому обществу не нужен, более того, он для него опасен, а поэтому и считается врагом. Причем, этим врагом, по договоренности, можно назначить любого, если это послужит достижению цели.

А цель - это установление своей власти и контроля над теми, кто должен подчиниться. И если ты будешь иметь контроль над умами, то будешь иметь и власть. Это правило работает и на уровне глобальной политики и на уровне секты, и на уровне тренинга личностного роста. Но в любом случае, будь это человек,  группа или даже народ, все они, при таком контроле, будут полностью находиться во власти манипулятора, даже не подозревая об этом.

  Вспоминается Украина.

Но парадокс ситуации состоит в том, что даже когда манипулируемые объективно оказываются в полном провале, то есть в разорении, в болезни, без крыши над головой и т. п., они не могут признаться себе в том, что доверились черт знает кому и только поэтому их обманули и ограбили. Они продолжают искать причины своих бед во «врагах», в раковом стечении обстоятельств, в чем и в ком угодно, но только не в себе самом. И хоть в чем-то переубедить их становится уже невозможно. Если вы послушаете самого обычного гражданина Украины, мозги которого  уже выдержали в рассоле  идей евро интеграции и «революции достоинства» то сразу поймете, что это действительно так.  

Дело в том, что его сознание, оказалось во власти чужой суггестии, а сам он в плену надежд и фантазий, которые он, пусть и не без посторонней помощи, вылепил себе сам. Именно сам, а не кто-то другой. Его можно оправдывать тем, что он поддался на разговоры о свободе, достоинстве и достойной жизни за которую надо сражаться. Но  насильно его на майдан никто не тянул и никто насильно не вкладывал ему в руки булыжник или бутылку с зажигательной смесью. Это был его личный  выбор, сделанный им на основе определенного представления о том, как должно быть, представления, ставшего его убеждением.

4v

А убеждение это идея, которая настолько овладела человеком, что фактически видится им как истина или идеал должного. И когда она ставит его в подчинение, то, по сути, становится его новой совестью, без совета с которой человек не может оценивать свои поступки. И такого человека называют одержимым. Это особая форма помешательства. Им может стать и либеральный интеллигент, предпочитающий держать свой зад в тепле и безопасности при любом раскладе, и самый обычный обыватель. Но есть и буйно помешанные, ими управляют бесы, они особенно активизируются в толпе, она их стихия.  В толпе каждый «как все» и все как каждый. Это бесноватые, они же некромонгеры майдана. Но всех их объединяет  одна вера, это вера в несбыточное.

5v

Но главное, что и те и другие уже не могут изменить своим убеждениям. И пусть вас не смущает это «не могут изменить». Их можно подкупить или перекупить, и это вполне нормально и никак не противоречит их убеждениям. Ведь они люди свободные от предрассудков и догм. В этом мире для них уже нет ничего незыблемого, в том числе и принципов.

 По большому счету даже контракт или договор ими же и подписанный для них это всего лишь бумага, которую, по ситуации, можно переписать. Именно эта идея и убежденность в ее правоте, стала для них главной нематериальной ценностью, осознание которой будет возвышать их в собственных глазах.

Но как это возможно, чтобы все так перепуталось? Принцип беспринципности? Но это же оксюморон. Какая то умная глупость. Для них «умная», для нас «глупость». Но, чтобы одновременно…? Это как? Да, так же как и с пресловутыми «двойными стандартами». Словосочетание откровенно дурацкое, но как-то прижилось и ничего, привыкли, хотя и дурак понимает, что есть стандарт и есть то, что ему не соответствует. И никакого двойного стандарта нет. И выдуманное «открытое общество», которое и абстрактное, и безличное и, которое даже не общество вовсе, а нечто. Это что? Миф? Цель? Научная теория? Неизбежность? Или все вместе взятое? Вот вопрос.

 Язык, в котором все наоборот.

 Многие не заметили, как в их повседневную жизнь влился язык, в котором  все понимается наоборот. Как будто словесная информация, прежде чем быть осмысленной человеком сначала проходит в его голове через особый дешифратор, который изрядно подпортили, после чего все услышанное воспринимается им в совершенно перекрученном виде.

И слова в этом языке вроде бы все знакомые, но они уже не являются тем, чем они должны быть, а именно кодами доступа к их подлинным смыслам, а также хранителями не размытости, цельности и ясности этих самых смыслов. Слова в нем уже могут означать прямо противоположное их изначальному пониманию.

 Поэтому вам трудно будет понять человека, захваченного этим новым «как бы языком» с его особым «как бы смыслом». Слушая его, вы не сможете отделаться от ощущения, что говорите с кем то, кто не в себе, при условии если вы сами не попали под его влияние. И это потому, что главная функция этого языка не удерживать в словах смыслы, а размывать их и перемешивать, и еще создавать их симулякры (подделки), которые будут выглядеть и восприниматься как настоящие.

          Псевдоязык, как оккупант.

Нужно понимать, что евро майдан мог произойти только в условиях, когда этот псевдоязык, как оккупант, уже захватил сознание людей. А они, в свою очередь, восприняли всю эту обрушившуюся на них говорильню о свободе и достоинстве как правду святую и свыше сошедшую. Это произошло еще и потому, что эта, с позволения сказать, правда (ложь)  была очень привлекательна и многие блага сулила.

И этих благ, пусть пока виртуальных, но уж очень сильно хотелось.  Этого обычного среднестатистического обывателя  совершенно не трогают какие-то европейские ценности. Он в них ничего не смыслит и знает только то, что «знают все», что где-то там, в Европе люди живут лучше и веселее, и пенсии там о-го-го какие, не чета нашим. Мы, конечно, можем сказать, что после победы майдана уже каждый гражданин Украины, а не только одержимые его идеями и языком, стал перед выбором, принять лозунги революции достоинства как, в основном, правильные и справедливые или отвергнуть их как ложь и мерзость.

Но в том-то и дело, что очень многие из их числа, никакого выбора делать не будут, они устранятся от него, поскольку это очень ответственный волевой акт, и он подразумевает занятие вполне определенной позиции, которую надо отстаивать всей душой, а иногда и кулаками. А иначе это и не выбор вовсе, а фикция.

И если кого-то из них спросить, на чьей он стороне, то он либо уйдет от ответа, сказав, что политикой не интересуется, либо скажет, что все гады. Но это вопрос не политики, а морали, и еще способности это понять.

И тут главными советчиками человека могут быть только его разум и его совесть. Но важно еще и желание к ним прислушаться, а также присутствие  воли последовать их совету.

И такие люди есть, и они будут сохранять верность и здравому смыслу, и своей совести, и родному языку, в котором все ясно и понятно, и в котором вещи называются своими, а не кем-то выдуманными именами. Они будут держаться за все это, как за что-то для них очень важное и ценное. Потому, что для этих людей это не просто слова, а то, что невозможно не продать, не променять ни за какие коврижки или посулы «гидного життя».  

Они просто не хотят принимать мир навязываемых им европейских ценностей, не могут принять эту новую мораль, поскольку она для них аморальна и неприемлема. И все тут, и переубедить их ни у кого не получится. Они будут стоять на своем, и отстаивать свое, кто как может. Как говорится, чужого нам не надо, но своего не отдадим. В этом и есть суть и смысл конфликта, который произошел на Украине и в результате вылился в настоящую гражданскую войну.

 И мы не должны забывать, что сила в правде. Ее можно потеснить, переврать, закрыть на нее глаза, но сломить ее ложью нельзя. Так было всегда, так будет и в этот раз.

Помощь автору

 

Комментарии   

Quick Loans
0 #54 Quick Loans 11.10.2018 03:14
bad credit installment loans low doc loans installment loans for bad credit installment loan
Цитировать | Сообщить модератору
Direct Lender Loans
0 #53 Direct Lender Loans 11.10.2018 02:51
installment loans online installment loans for bad credit payday loans in maryland installment loans
Цитировать | Сообщить модератору
Payday Loan Online
0 #52 Payday Loan Online 11.10.2018 02:30
cash advance inc installment loan online installment loans installment loan
Цитировать | Сообщить модератору
Getting A Loan
0 #51 Getting A Loan 11.10.2018 01:29
loans direct installment loans direct lenders loans direct guarantee loan
Цитировать | Сообщить модератору
Speedy Cash
0 #50 Speedy Cash 11.10.2018 00:09
loans with no checking account installment loans online installment loan direct lender installment loans
Цитировать | Сообщить модератору
Online Payday Loan
0 #49 Online Payday Loan 11.10.2018 00:07
loans direct get a personal loan direct loans 100 day payday loan
Цитировать | Сообщить модератору
Direct Lenders
0 #48 Direct Lenders 11.10.2018 00:00
direct loans loans direct free loans no credit check loans direct
Цитировать | Сообщить модератору
Pay Day Loan
0 #47 Pay Day Loan 10.10.2018 23:53
installment loans for bad credit personal loans reviews installment loans direct lender installment loans
Цитировать | Сообщить модератору
Quick Loans
0 #46 Quick Loans 10.10.2018 23:09
immediate payday loans bad credit installment loans cash loan online what is debt relief
Цитировать | Сообщить модератору
Payday Loan Online
0 #45 Payday Loan Online 10.10.2018 22:13
money quick payday loans direct lender direct loans installment loans direct lenders
Цитировать | Сообщить модератору

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить