О здравом смысле, либералах, ослах и фантазиях обывателя.

 О здравом смысле, либералах, ослах и фантазиях обывателя.

   

   Согласитесь, что человеку с не покалеченным  сознанием, который смотрит политические (и другие) телешоу, трудно не свихнуться. Особенно если он стремиться понять увиденное и услышанное исходя из здравого смысла.  Он как бы примеривает на себя, к  своему уму и сердцу звучащие в студии аргументы и потом говорит: «Да, вот  это правильно и справедливо. А вот это полная ерунда». Но тут возникает вопрос – на что человек опирается, когда он делает такой вывод?

Ведь для того, чтобы такой вывод сделать, а потом его отстаивать в человеке уже заранее должна присутствовать вполне определенная система представлений о  том, КАК ДОЛЖНО БЫТЬ.

 

 Причем этот образ того как должно быть он ведь не из пустоты формируется. Что то  дано человеку от рождения, что то обретается с жизненным опытом и только потом собирается в какой-то ясный и понятный ему самому образ. Более того,  способность самостоятельно и здраво мыслить предполагает то, что человек опирается не только на свой личный жизненный опыт, но еще на свою интуицию (чутье). Это чутье призвано подсказать человеку верный выбор своих базовых позиций, на которых он будет надежно стоять.  Человек в здравом уме в своих суждениях всегда стремиться опираться на то, что есть на самом деле, что существует в действительности. Вы скажите, что фантазии, грезы, игра воображения тоже существуют. Да, но на них нельзя опереться. Это как опираться на стену из дыма, сразу провалишься и упадешь. Можно напиться водки, расслабиться и строить планы прекрасного завтра. И «завтра» конечно приходит, оно приходит в виде утра, но оно не прекрасное, а  хмурое и гадкое, причем настолько, что хочется удавиться. Поэтому здравый смысл это еще и способность трезвого, ничем не затуманенного ума противостоять обволакивающему и расслабляющему дыму соблазна и обмана.

 

   Нужно добавить, что способность мыслить самостоятельно и ответственно это качество взрослого человека («не мальчика, но мужа»). Это   означает брать на себя ответственность  и нести ее. Ребенок или подросток в своем сознании еще не в состоянии разделять значения и смыслы сложных социально значимых понятий. Он не в состоянии взять на себя ответственность в силу своей психической незрелости и именно поэтому считается недееспособным.  Но беда современного мира в том, что все больше и больше людей, вырастая, так и не становятся взрослыми. Они склонны фантазировать и жить в мечтах, наделяя их статусом чего - то реально существующего. Однако человек в состоянии здравого ума просто обязан видеть разницу между тем, что есть на самом деле и тем, что является лишь игрой ума. Но бывает, что человек утрачивает это присущее ему от природы чувство реальности. Но так жить опасно. Это все равно, что стоять двумя ногами на двух табуретках – одной реальной, а другой виртуальной.

  Мы знаем, что люди творческого труда наделены богатым воображением. Каждый творец, прежде чем что- то создать должен проникнуться идеей своего творения, увидеть ее образ. Понятно, что саму идею нельзя пощупать, но она обязательно должна быть соотнесена с реальностью, причем не виртуальной, а существующей в действительности.  Человек он как архитектор, и, если его воображение будет обращаться к подлинным сущностям, то есть тем, которые есть на самом деле и будет опираться на них, то идея, рожденная такой творческой фантазией, имеет все шансы быть жизнеспособной. А это значит, что и воплощение образа этой идеи тоже  может иметь все шансы быть жизнеспособным.  И наоборот. Если воображение будет выстраивать идею на чем- то изначально фальшивом и извращенном, то и сама идея и ее плоды  будут мертворожденным извращением или фальшивкой. Вы скажите: «Но ведь этого «добра» в мире хватает в избытке, и оно существует в действительности, а значит это нормально». Да это есть. Но вопрос в том, нужно ли признавать изврат нормой, принимать его как нечто нормальное? Ведь когда наши дети будут нам задавать вопросы им надо что- то отвечать и быть убедительными и правильно понятыми.

 В миру есть доллары настоящие и фальшивые. Какие вы предпочитаете? Фальшивок пруд пруди, но люди продолжают их печатать и даже покупают крупными партиями по выгодным ценам. Зачем? Только для того, чтобы как можно быстрее избавиться от них, впарив их вам как настоящие, поскольку за такое могут и убить. Это конечно обман. Но вопрос в другом. В том признаем ли мы легитимность  существования обмана, а так же должны ли мы признать его  как нечто что существует,  имея такие же права, как и у чего- то подлинного и не обманного. Есть еще вопрос – осознаем ли мы, что ложное и истинное (фальшивое и подлинное) действительно существуют, именно как взаимоисключающие противоположности, что между ними грань непреодолимая?  Осознаем ли мы тот факт, что они, даже если и проникают друг в друга, то никогда не смешиваются. Точнее если ложь растворится в истине, то она ее извратит и превратит в ту же ложь, а не в какую то новую истину (минус на плюс дает минус).   Ценность истины в ее абсолютной ясности, безаппеляционности и подлинности. Она сама и есть высшая ценность.  А это значит, что истину нельзя продать или подменить, не убив ее суть. Без истины  как главной апелляционной для человека инстанции, он не может состояться как человек в полном смысле этого слова.

   Без истины и воли стремления к ней он неизбежно превратится уже в нечто иное, а именно в постчеловека, то есть существо лишенное подлинно человеческой сущности.  Это существо должно будет возникнуть как результат прогресса (как нас уверяют) цивилизованного общества. Но никто не знает, как оно будет выглядеть и что оно будет собой представлять.  Почему так? Очень просто. Идея постчеловека как человека будущего, человека-грядущего, не может иметь определенный образ тем более «образ живой», поэтому  в силу своей безобразности он может быть воплощен  только в виде чего- то отвратительного, мертвого и отталкивающего.  Но сами эти идеи и их описание представляются в речах наших и не наших либералов как что то прекрасное и достойное человека, как то к чему нужно стремиться.

 Судите сами.  Голливуд очаровывает зрителя уже новыми героями, героями будущего. Это человек-паук, железный человек, женщина-кошка, человек, съедающий таблетку и становящийся успешным и счастливым («Области тьмы»). Все это выглядит очень соблазнительно и заманчиво. Но это уже будет как бы и не человек, а скорее химера, сшитая из частей человеческой плоти и машины. Этот  высокотехнологический голем представлен не уродом, но наоборот сверхчеловеком и борцом со злом. И все должны понять как это здорово стать таким классным. Но то, что это будет не новый вид человека, а его убийство понятно очень немногим.  И это убийство начинается с разрушения образа человека, который уже есть и всегда был и это Образ Сущего ( действительно существующего и живого).  Мы забываем, что понятие «ВИД» в сущности это то же что и понятие «ИДЕЯ». Сам ВИД, как таковой нельзя потрогать или увидеть, он существует лишь в нашем сознании в виде определенного образа этой идеи. А вот ИНДИВИД  это уже воплощение идеи вида. Он не идеален, а реален и существует как цельное и неделимое. Индивид это отдельный живой организм, представитель своего вида. Когда мы говорим о человеке, что он индивид, то нужно иметь в виду, что он человек только потенциально, чего нельзя сказать о животном. Человек это еще и личность, с долгим и тернистым путем ее становления, который может длиться иногда всю его жизнь.

  И  одним из важнейших качеств зрелой личности является ее способность отличать правду (в смысле истину, то есть то, что есть) ото лжи (того, чего не существует в том смысле, каким его преподносят). Например, когда в мозг украинцам пропихивали идею о том, что майдан, евро ассоциация, и независимость от России это путь к всеобщему счастью, большинство населения купилось на это фуфло и теперь они расхлебывают кашу, которую которую сами и заварили (правда по рецепту заокеанского шеф повара). Сделав ставку на ложь, в которой они увидели правду, они с треском провалились, но при этом не хотят признаться себе в том, что оказались в дураках, не по чьей то, а только по своей вине. Но здесь есть и другой аспект.  Доверчивый украинский обыватель ожидал (в недалеком будущем) от евроинтеграции исключительно материального комфорта и не более того. Все разговоры, о каких- то евро ценностях для него это пустой звук или какой то полагающийся и непонятный довесок.

  Но дело в том, что человека от индивида отличает то, что в процессе своего становления он научается преодолевать свои спонтанные материальные влечения ради чего то другого, что стоит в иерархии значимости для него выше и важнее этих влечений. Ради чего? А ради того, чтобы остаться и сохраниться именно человеком, а не индивидом, который живет, повинуясь либо животным инстинктам, либо условным рефлексам.

  Если впереди осла подвесить морковку он тупо пойдет в ее сторону, главное чтобы она была душистой и привлекательной. Положение морковки и степень ее привлекательности регулирует дрессировщик-технолог. Так он направляет и воспитывает этого коллективного осла, иногда кнутом, иногда пряником и морковкой. Но главная его задача это полный контроль этого ослиного стада. А для этого каждый осел должен быть убежден в том, что он свободен в своем выборе, и что бы он ни на мгновенье не заподозрил то, что его «свободный» выбор это лишь неизбежное следствие, чьей то чужой манипуляции. Но даже если перед ослом выложить все карты и схемы его одурачивания, все факты с их очевидной убийственностью, то это совсем не значит, что осел прозреет и признает тот факт, что то, что он считал своей собственной волей, на самом деле это воля не его, а чужая. Скорее всего, он не признает этого никогда. И прежде всего потому, что признав это, он автоматически должен признать, что он не хозяин собственной воли.

  А коль так, то человек в этом случае лишается своей субъектности, своего содержательного  Я. Субъекность определяется как способность человека именно самому, а не кому-то определять для себя цели и выстраивать стратегию их достижения. Многие ли согласятся признать себя тварью дрожащей и объектом манипуляции лишенным собственной воли? Именно поэтому с упертым ослом невозможно продуктивно спорить и хоть что- то ему доказать. Во время диалога с ним ты ощущаешь, что говоришь с не пробиваемой стеной. Все твои аргументы для него это горох. Но  примечательно то, что свою упертость или как сейчас говорят упоротость он ощущает и переживает как нечто очень для себя важное и значимое, как свое достоинство, как что то такое чем нельзя поступиться. Эта упертость есть в чистом виде гордыня и только она. Она, конечно, есть проявление и силы духа и воли. Но вопрос в том, к чему направлена эта сила и эта воля, что человек хочет, в конце концов, приобрести или достичь, для чего именно он готов проливать свою и чужую кровь?

 И еще вопрос. Является ли та идея, которую предложила миру либеральная парадигма «нового  времени» совершенно необходимой для ее приятия всеми? Почему именно она, с ее СВОБОДОЙ, как непогрешимой и главной для человека ценности должна стоять во главе всех углов? Слово красивое, но каков в нем смысл? Поскольку если мы заговорили о смысле, то мы должны фундаментировать, что смысл всегда ограничен двумя точками, точкой начала (то есть точкой опоры,целеполагания)- и точкой конца (то есть точкой достижения цели). И этот смысл здоровый, то есть здравый и логичный, а значит исключительно человеческий. Но если убрать точки ограничения, то мы увидим песпредел, а не свободу. И этот беспредел сегодня утверждается как воплощение идеи свободы и провозглашается как главная и фактически единственная ценность. Но на самом деле здесь произошла роковая подмена понятий, причем подмена, не частная, а фундаментальная, которая влечет необходимость пересмотра всех остальных понятий связанных с человеческим социумом и вообще человека как смыслом долженствосуществования. Извиняюсь за навороченный оборот.

 Вывернутость на изнанку всех смыслов действительности сейчас стала нормой и законом. Многие пытаются этому сопротивляться, но в  этом и есть и причина и смысл войны между двумя воинствами. Эта битва между воинством во главе которого стоит Образ Сущего (то есть Подлинного) и воинством во главе которого стоит без образность соблазнителя (то есть введенное в искушение, а значит в ложь). И здесь еще один вопрос – правильно ли будет ограничивать свободу для социума и кто именно в праве это сделать и почему (с какой целью)? Кто  или что дает это право кому-то устанавливать (навязывать) существующий «порядок» в мире? Является ли наличие у тебя физической, технической и финансовой силы достаточным основанием для того, чтобы диктовать миру людей свой закон. Это право дает ему пресловутая свобода, а точнее ПРОИЗВОЛ  его корыстного мотива, суть которого это – ЖАЖДА ОБЛАДАНИЯ, и эту жажду никогда невозможно утолить.

  Это как алкоголику с бодуна выпить сто грамм и остановиться. Он будет пить, и жаждать бесконечно, но это не смысл и не идея, это его непосредственное и спонтанное влечение. Это влечение беспрерывное и никогда не заканчиваемое. Это страстное стремление к небытию, которое осмысливается, не как ложная, а как подлинная цель, которая осознается индивидуумом как ценность, как стремление быть в не прекращающемся процессе благоприобретения в форме конкретных приятных ощущений, в том числе и ощущения своей самозначимости. Но можем ли мы позволить себе отказаться от смысла, во имя чего то более важного, чем сам Смысл?  Во имя того, чтобы здесь и сейчас конкретно почувствовать или прочувствовать как некое приятное удовлетворение. Но ведь оно тут же заканчивается. И после наступает пустота. И таким образом весь смысл и цель нашего стремления,  наша воля оказываются направленными к этой пустоте, к этому ничто. И какую же приятность для себя вы можете здесь ощутить? Ведь человеку, если он осознает себя таковым, хочется знать правду.